Бизнес не стремится участвовать в госзакупках

Реформе госзакупок шесть лет. Контрактная система, которая в 2014 году вводилась для обеспечения прозрачности торгов и равных условий доступа к ним для бизнеса, на деле превратилась в одну из самых запутанных отраслей экономики, в которой бизнес не стремится участвовать.
Читайте мнение аналитика нашего центра Ирины Светловой в журнале "Компания"

Без конкуренции

За 2019 год государство и принадлежащие ему госкомпании потратили 26,6 трлн руб. на закупки товаров, работ и услуг, что составляет более 24 % ВВП России.
Несмотря на это, уровень конкуренции (среднее количество участников на одну процедуру определения поставщика) падает третий год подряд, а показатели экономии — ниже, чем в первый год реформы госзаказа.

Если в 2017 году в среднем в госзакупках и закупках госкомпаний участвовало 2,2 участника (2,7 в закупках для государственных и муниципальных нужд, 1,7 — в закупках отдельных видов юридических лиц), в 2018 году этот показатель упал до 1,9 участника на закупку. За 2019 год статистика конкуренции регулятором (Минфин России) не указывается, но по предварительным оценкам она не превысит 1,7 участника на закупку.

Низкая конкуренция объясняется отсутствием доверия бизнеса к госзаказу: недостаточная гибкость и сложность процедур отпугивают поставщиков, на рынке высокий уровень убежденности в предопределенности победителя и бессмысленности участия в конкурентной борьбе на торгах.

Доля несостоявшихся закупок (то есть закупок, в которых принял участие лишь один поставщик или вовсе никто не участвовал) растет. В 2019 году объем несостоявшихся торгов превысил половину от суммы всех закупок (52 %). С учетом прямых заказов, которые госзаказчики осуществляют без проведения конкурентных процедур определения поставщика, неконкурентный сектор в контрактной системе приблизился к отметке 60 %.

К примеру, в 2017 году доля несостоявшихся торгов составляла 38 %, в 2016 году — 28 %.

Отсутствие конкуренции прямым образом сказывается на общей экономии бюджетных средств по результатам проведения торгов. Уровень экономии в 2019 году, по данным Единой информационной системы, в сфере закупок составил всего 5,3 %. В 2016 году государство экономило на закупках до 11 % бюджетных средств.

Многие участники рынка связывают резкое падение экономии в госзакупках с развитием навыка у заказчика определять адекватную начальную цену контракта: заказчики не завышают стартовую цену, поэтому и падение от нее становится не столь существенным. Что отчасти влияет на показатель, но более очевидным является отсутствие конкуренции, которая стимулирует поставщиков снижать цену и улучшать качество закупок.

Еще одна причина — нерентабельность. Для участия в торгах поставщику нужно обеспечить свою заявку, потратить деньги на электронную подпись, плату электронным площадкам, а обеспечение исполнения контракта достигает 30 % от его стоимости. Строгость требований к поставщикам усугубляется отсутствием авансирования по большинству контрактов, а также правом госзаказчика расторгнуть контракт в одностороннем порядке. Поставщик в случае неугодности заказчику работает в условиях риска потери и контракта, и внесенного обеспечения. А на разбирательства в судах могут уйти годы.

Госкомпании скрываются

В 2018 году монополии получили право не публиковать информацию о некоторых своих закупках. В первую очередь это было направлено на исключение из общего потока информации о закупках внутренних транзакций между госкомпаниями и их дочерними предприятиями. На деле нововведение серьезно повлияло на общий уровень открытости закупок монополий. В 2019 году компаниями с участием государства размещено закупок на 13,7 трлн руб. В 2017 году объем закупок монополий составлял 26 трлн руб. С учетом перехода некоторых заказчиков на контрактную систему, можно предположить, что ушло «в тень» до трети всех закупок монополий.

Крупнейшая закупка монополии в 2019 году размещена дочкой «Газпрома» — ООО «Газпром переработка». Начальная цена договора составила 1,5 трлн руб. Крупнейшими заказчиками среди госкомпаний (по сумме закупок) являются «Газпром» и его дочки, «Т Плюс», РЖД, Федеральная пассажирская компания, «Роснефть», «Аэрофлот» и Сбербанк — на долю этих госкомпаний в 1-м полугодии 2019 года пришлась треть закупок.

Анализ госзакупок
Уровень конкуренции в госзакупках и закупках госкомпаний (на основе данных мониторинга Минфина России) и экономия бюджетных средств в госзакупках (на основе данных Единой информационной системы в сфере закупок)

Под одну «Березку»

Еще одним нововведением 2019 года стал перевод большинства малых закупок на торги Единого агрегатора торговли «Березка», разработанного компанией «РТ-Проектные технологии» (входит в госкорпорацию «Ростех»).

Под малые закупки попадают в основном закупки канцелярии и хозтоваров, срочные закупки продуктов питания стоимостью до 300 тыс. руб. По примерным оценкам объем рынка малых закупок составляет 800 млрд руб.

До 2019 года заказчики могли осуществлять такие закупки напрямую у выбранного поставщика, без организации конкурентных процедур. Но с 2018 года крупнейшие регионы начали переводить малые закупки на торги в электронных магазинах. Сегодня при ежегодном снижении числа участников в госзакупках, в сегменте малых закупок наблюдается ожесточенная конкуренция. Это обусловлено низким барьером на входе для поставщиков — большинство региональных электронных магазинов не взимают комиссию за участие, форма регистрации также отличается от обычных торгов простотой и прозрачностью.

Например, в электронном магазине правительства Москвы («Портал поставщиков») конкуренция достигает 7 участников в одной закупке, а экономия 10 %. Положительный опыт столицы стимулирует регионы вводить свои решения по автоматизации сектора малых закупок. За прошлый год 19 региональных электронных магазинов интегрировались с «Порталом поставщиков» Москвы. Эффекты от использования данного ресурса: среднее снижение начальной цены контракта составляет около 10 %, на процедуру «выходят» по три участника.

И пока «Березка» использует административный ресурс, пытаясь монополизировать рынок малых закупок (обязательство закупать через площадку наступило лишь для заказчиков федерального уровня), регионы внедряют свои эффективные решения по цифровизации малых закупок.

Кстати, госмонополия не радует ни высокой конкуренцией, ни экономией госсредств по итогам закупочных процедур. Проблему агрегатора участники рынка видят в недостаточном количестве поставщиков и в финансовой нагрузке на них. Регламентом «Березки» предусмотрено обязательное внесение поставщиками обеспечительного депозита. Размер заблокированных средств составляет 10 % от стартовой цены, объявленной заказчиком. Размер комиссионного сбора, взимаемого с поставщика, с которым заключена сделка с использованием агрегатора, составляет 1 % от цены закупки. Комиссионный сбор списывается из средств обеспечительного депозита после подписания договора. И все эти траты ложатся на плечи поставщиков.

В отличие от «Березки», в большинстве региональных электронных магазинов комиссионный сбор с победителя закупки не взимается, обеспечительный платеж отсутствует — следовательно, работа через электронный магазин становится для поставщика более привлекательной.

Трудно предугадать дальнейшее развитие региональных электронных магазинов в связи с запуском единого агрегатора торговли. Победит ли здоровая конкуренция решений в регионах, произойдет ли интеграция систем или всех «природнят» к «Березке» — время покажет.

 

Пролистать наверх